Князь Келешбей Чачба, правивший Абхазией на рубеже XVIII и XIX веков, – один из тех абхазских политиков, кто всецело посвятил себя борьбе за независимость Родины. 

Астанда Ардзинба

Его ставят в один ряд с Леоном II, Нестором Лакоба и Владиславом Ардзинба. С ним приходилось считаться и российскому императору, и турецкому султану, и ни один из них так и не смог полностью склонить его на свою сторону. Один из самых харизматичных правителей своего времени, абхазский князь Келешбей Чачба (Шервашидзе), правивший на рубеже XVIII и XIX веков, всегда действовал строго в интересах своего народа, успешно балансируя между двумя великими империями, чьи интересы сошлись в его стране.

О чем мечтал Келешбей

Царь Леон II (царь независимого Абхазского царства – прим. ред.), абхазский владетель Келешбей, возглавлявший Абхазию на заре советской власти Нестор Лакоба, первый президент Республики Абхазия Владислав Ардзинба… Этих политиков, разъединяют столетия, но их объединяет общая мечта – все четверо посвятили свою жизнь борьбе за независимость Абхазии.

Леон II в VIII веке сумел создать независимое Абхазское государство. Независимость стала целью всей политической карьеры Келешбея. За избавление от грузинского меньшевизма и установление Советской власти, которую в Абхазии восприняли не иначе как восстановление государственности, боролся Нестор Лакоба. В новой истории страны эту линию продолжил Владислав Ардзинба, сумев сплотить народ в борьбе за свободу и добиться восстановления потерянной когда-то независимости.

Человек высокого роста, с огненными волосами и резкими чертами лица – так описывали Келешбея его современники, при этом особо отмечая, что владетельный князь Абхазии был умен, хитер и решителен. А иначе и быть не могло: на рубеже XVIII-XIX веков здесь столкнулись интересы двух империй – Османской и Российской, – и, чтобы проводить собственную политику в регионе, нужно было обладать недюжинными способностями. 

Приход к власти

О детстве и юности будущего владетеля Абхазии информации не так много. Известно, что юные годы Келешбей провел в Турции. Но был ли он вывезен туда ребенком вместе со своей семьей (отец Келешбея владетель Манучар Чачба вместе с братьями Ширваном и Зурабом был в середине XVIII века выслан султаном из Абхазии) или уже родился на чужбине – сведения об этом противоречивые. Как бы там ни было, достоверно известно, что в Турции он получил образование и принял ислам.

Вернуться на родину из семьи Чачба удалось лишь самому Келешбею и его дяде Зурабу. Сразу после возвращения они оказываются в гуще политических интриг и борьбы за власть. За время ссылки князей Чачба значительно усилился еще один княжеский род – Дзяпш-ипа, – и первым делом дядя женит племянника на княжне из этой семьи Мариам Дзяпш-ипа, а затем восстанавливает власть рода Чачба, став владетелем.

Памятуя о том, как обошлись турки с семьей Чачба, и заручившись поддержкой клана Дзяпш-ипа, в 1771 году Зураб сумел поднять восстание в Сухуме и выгнать турецких военных из города. (Начиная с XV века турки всячески пытались укрепиться на Черном море, завоевывая один за другим прибрежные города. Первый турецкий гарнизон в Севастополисе (современный Сухум) разместился в 1578 году, в 1724 году они построили здесь крепость – Сухум-кале, которую и отбил Зураб Чачба – прим. ред.). Однако вскоре турки вернули себе город, Зураба от дел они отстранили и отныне признали владетелем Абхазии его племянника Келешбея. 

Так с 80-х годов XVIII века Келешбей Чачба (Шервашидзе) приходит к власти и на протяжении трех десятилетий является владетельным князем Абхазии. 

Армия, флот и анхаю – главные союзники

В начале политической карьеры Келешбею пришлось непросто: крупные абхазские феодалы совсем не торопились признавать его власть над собой. Молодой правитель не стал заискивать перед ними и пытаться договориться, а вместо этого сделал ставку на свободных крестьян, анхаю, которые составляли основу абхазского общества в то время. Именно благодаря им князю удалось укрепить центральную власть в стране и подавить сепаратистские настроения.

Далее владетель Абхазии создает мощную армию и военный флот. Ни до, ни после страна такими мощными вооруженными силами больше не обладала. Современники отмечали, что в случае военной угрозы Келешбей в считанные часы выставлял хорошо вооруженное 25-тысячное войско. В его распоряжении были артиллерия и конница. А 600 военных галер владетеля контролировали морскую территорию от Анапы до Батума.

На первом этапе своего правления Келешбей пользовался военно-политической поддержкой Турции, под протекторатом которой находилась Абхазия. В период расцвета этих отношений владетель даже построил в Сухуме 70-ти пушечный корабль и подарил его султану Селиму III. Однако мысли о полной свободе и независимости Абхазского государства не отпускали политика и в сокровенных мечтах он часто к ним возвращался.

Обретение независимости и политика лавирования

В начале XIX века военное присутствие царской России на Южном Кавказе все более усиливается. В 1801 году было упразднено Картлийско-Кахетинское царство в Восточной Грузии. Опытный политик, Келешбей понимает, что в регионе появилась сила, с которой надо считаться, и начинает предпринимать первые шаги к сближению с Россией. Впрочем, принимать российское подданство он не спешил, рассчитывая с помощью русских избавиться от протектората Турции и стать независимым.

Удивительным образом вскоре его планы стали осуществляться. 25 июля 1806 года турецкий флот в составе трех военных кораблей и восьми гребных судов прибыл к берегам Абхазии, пытаясь «облагоразумить» непокорного Келешбея, но встретив серьезный отпор, был вынужден развернуться и уйти. Келешбей успел подготовиться к «визиту» турков и выставил у Сухумской крепости многотысячную армию, в которую входили абхазы и адыги.
Известный абхазский историк Георгий Дзидзария отмечает, что «это счастливое событие окружило имя Келешбея ореолом героя и еще больше подняло его авторитет».
После этого инцидента Келешбей почти год проводил самостоятельную политику и заметно охладел к России. 

Келешбей и дом мегрельских князей Дадиани

Непросто складывались отношения у Келешбея с восточными соседями Абхазии – Мегрелией и Имеретией. Входившие когда-то в состав Абхазского царства, эти земли позднее отделились, попали в зависимость от Османской Империи и к концу XVIII века отчаянно пытались прибегнуть к помощи России, чтобы избавиться от турецкого ига.

Абхазский владетель, игравший по своим правилам, достаточно агрессивно вел себя по отношению к соседям, не раз вторгался в их земли, а его войска доходили даже до города Кутаиси – столицы Имеретии. На левом берегу Ингура, входившем в состав Мегрелии, в самом устье реки, он закрепил за собой крепость Анаклию, а в 1802 году взял в заложники Левана – малолетнего сына и наследника владетеля Мегрелии Григория Дадиани. 

Когда в 1804 году Григорий Дадиани неожиданно умирает (по свидетельству католического священника Николая, личного лекаря владетеля Мегрелии, Григорий Дадиани был отравлен своей женой Ниной), отношения между Россией и Абхазией резко обостряются.
Сын отравленного владетеля Мегрелии все еще находился на тот момент в заложниках у Келешбея. Русские власти потребовали немедленной выдачи Левана Дадиани, и на дерзкий отказ абхазского владетеля ответили военной операцией. В марте 1805 года русский генерал Рыкгоф отбил у Келешбея крепость Анаклию. В результате долгих переговоров в обмен на крепость абхазский князь вернул заложника, ставшего формальным владетелем Мегрелии.

Переписка с Талейраном

Понимая всю сложность своего положения в условиях русско-турецких противоречий, чтобы иметь больше возможности отражать давление русских, Келешбей начинает искать поддержки в Европе.

Он пытается наладить внешнеполитические связи с наполеоновской Францией. В некоторых источниках имеются сведения о том, что абхазский правитель вел переписку с министром иностранных дел Франции, знаменитым Талейраном. Однако ни одно из этих писем не сохранилось. 

Обвинения в неискренности

В 1806 году началась очередная русско-турецкая война, одним из театров военных действий которой стало Черноморское побережье Кавказа. Российские власти решили использовать владетеля Абхазии в своих интересах и в 1807 году предложили Келешбею отбить у турков крепость Поти. Но он уклонился от военных действий, ссылаясь на то, что может понести большие потери. 

На владетеля Абхазии обрушились с обвинениями в протурецких настроениях, в его искренности и дружественных намерениях к России стали сомневаться.

«Келеш-бек только наружно оказывает русским его дружбу», – писал о нем генерал Рыкгоф, заклятый враг абхазского владетеля, который всячески настраивал против него командующего войсками России на Кавказе графа Гудовича.

Вскоре и сам Гудович обрушится с обвинениями Келешбея и скажет ему слова, ставшие знаменитыми и цитирующиеся во всех учебниках истории: «…<Вы> не помогали нашим войскам действиями против турок, а еще падает на вас сомнение, что вы под рукою воспособляете туркам».

Тайна века

История приобрела совершенно неожиданную развязку, когда 2 мая 1808 года в результате вооруженного нападения абхазский владетель Келешбей Чачба был убит в своей резиденции в Сухуме.

Сразу после убийства Абхазия вновь стала ареной яростной борьбы двух держав за Черноморское побережье. Сначала владетелем Абхазии стал старший сын Келешбея Асланбей, которого поддерживала Османская империя. Но вскоре после того, как русские войска заняли Сухум, владетельным князем был объявлен Сафарбей, зять мегрельских князей Дадиани и сын Келешбея от крестьянки из рода Лейба, по этой причине не имевший права на престол.

О том же, кто убил Келешбея, споры не утихали десятилетия. Около двух столетий убийство связывали с происками Турции, а отцеубийцей называли Асланбея.

В современной историографии появилась гипотеза, что устранение Келешбея с политической арены было выгодно российскому командованию на Кавказе и мегрельским князьям Дадиани. Автор этой теории абхазский историк Станислав Лакоба в то же время отмечает, что заинтересованных в устранении Келешбея было много, потому сбрасывать со счетов нельзя ни турецкую, ни русскую карты.

Всю жизнь Келешбей стремился к свободе и искусно лавировал между соседними империями, чьи интересы пересеклись в Абхазии.

12 августа 1808 года Сафарбей направит российскому императору Александру I «просительные пункты» о принятии Абхазии в подданство России. Основываясь на этой просьбе, 17 февраля 1810 года Александр I специальной грамотой признал Георгия (Сафарбей на тот момент принял православие с именем Георгий – прим. ред.), «наследственным князем абхазского владения под верховным покровительством, державою и защитою Российской империи». Абхазия вошла в состав Российской империи.