Известный абазинский врач и почетный гражданин города Черкесска Алексей Хуранов всего несколько месяцев не дожил до своего 90-летнего юбилея. В день его рождения 5 декабря инфопортал ВААК публикует очерк о нем.

Георгий Чекалов

5 декабря первому среди абазин дипломированному врачу Алексею Адамовичу Хуранову исполнилось бы 90 лет. Он не дожил до юбилея всего полгода. Но прожитого времени хватило на то, чтобы оставить добрый след в сердцах всех, с кем пересеклись его пути.

Среди достижений и званий Хуранова – Заслуженный врач РФ, Народный врач КЧР, Отличник здравоохранения СССР – значительная часть его профессиональной деятельности пришлась на советские годы. Алексей Адамович также – почетный гражданин города Черкесска.

Две родины

Алексей Хуранов родился в ауле Старо-Кувинске Черкесской автономной области, однако еще ребенком оказался в Абхазии, куда его семья уехала, опасаясь преследования властей. Вырос он в селе Дурипш.

Именно здесь у него появилась мечта стать врачом. По собственному признанию Алексея Адамовича, этому выбору во многом способствовала популярность врачей, работавших в Гудаутском районе (Зверев, Линтроп, Уридия), и хирургов республиканской больницы (Шервашидзе, Гаспарян, Шехтман, Петров).

Определенную эмоциональную роль в выборе профессии сыграл один случай в Дурипше. Однажды заболел сосед Хурановых, и Алексея послали в медпункт за фельдшером, которого накануне прислали в село. Но фельдшер прийти не смог: он был попросту пьян. Сосед к утру скончался.

Алексей Адамович так вспоминал об этом: «В доме покойника люди плачут, а я не могу успокоиться оттого, что больному не помогли. Возможно, его и нельзя уже было спасти. Но попытаться и сделать все от него зависящее фельдшер был обязан».

На свою первую родину Алексей Хуранов вернулся в 1951 году молодым специалистом. Через всю жизнь он пронес в сердце любовь и к родному аулу, которому посвятил книгу «Моя Кува», и к Дурипшу, в котором вырос, ко всей Абхазии.

Трудный путь к мечте

Мечтать – прекрасно, осуществить мечту стоит многих трудов. Абитуриент Алексей Хуранов познал это сполна. В 1944 году, сдав все экзамены в Краснодарский медицинский институт, он вынужден был уступить место за институтской партой бойцам, демобилизованным с фронта по ранению и тоже решившим поступать в медицинский: у них были льготы при поступлении.

Вторая попытка в 1945 году была, казалось, успешной – три «пятерки» и «четверка» гарантировали успешное прохождение конкурса. Но… «Пришли посмотреть список поступивших, а вместо него на дверях института – объявление о том, что институт переводят в Кишинев, и всех абитуриентов просят забрать свои документы», – вспоминал Алексей Адамович.

Какое разочарование! Вернувшись домой, юноша в отчаянии пишет письма в ЦК ВКП(б), в Министерство высшего образования. И – о, чудо! – на оба письма получает ответы. В одном ему предлагалось выбрать для учебы любой мединститут Северного Кавказа, другое направляло его в Махачкалу. Он решил ехать по конкретному адресу.

Так в ноябре 1945 года Алексей Хуранов оказывается в Дагестанском медицинском институте, куда его зачисляют с условием, что он до 1 января ликвидирует отставание от группы, которая занималась уже два месяца. Нагрузки оказались серьезными, подвело здоровье, и новоиспеченному первокурснику пришлось брать академический отпуск. Только с сентября 1946 года началась его полноценная студенческая жизнь.

И вот летом 1951 года ему вручили долгожданный диплом, а вместе с ним – направление на работу в Черкесскую автономную область.

Сразу – в главные врачи

Алексей Хуранов рассчитывал, что будет работать в Черкесске хирургом, но в областном отделе здравоохранения на молодого специалиста были, что называется, свои виды. Его отправили в родной Кувинский район.

Так он попал в аул Эрсакон. По статусу – райцентр, а по сути это было обычное советское село середины ХХ века: ни дорог, ни транспорта, ни электричества. И больница соответствующая: ни лаборатории, ни рентген-аппарата, ни специалистов. Последнее обстоятельство обусловило неожиданное назначение Алексея Хуранова главным врачом больницы уже через полтора месяца после приезда. Протесты самого специалиста, рассчитывавшего максимум через полгода перевестись на работу в Черкесск, никто слушать не стал.

Но предаваться унынию было некогда. Алексей «засучил рукава» и начал работать.

Первым делом обучил двух лаборантов и организовал в больнице проведение простых анализов. Затем оборудовал рентген-кабинет. Уже эти два мероприятия существенно повысили эффективность диагностической работы и избавили многих пациентов от необходимости ехать в областной центр по незначительным вопросам. Вскоре появился и автомобиль «скорой помощи».

Дальше – больше: расширение больницы, создание хирургического отделения, улучшение условий пребывания больных… Черкесский областной и Ставропольский краевой отделы здравоохранения приглашали врачей на семинары в Эрсакон, чтобы они учились на примере кувинцев налаживать диагностическую, профилактическую и лечебную работу.

Пять с половиной лет, проведенные в Эрсаконе, стали периодом профессионального становления врача Алексея Хуранова. Помимо того, что повседневная работа врачей была поднята на новый уровень, в отдельных случаях медики демонстрировали настоящий трудовой героизм, спасая, казалось, уже безнадежных больных.

«Как-то в пору уборки урожая в колхозе имени Кирова произошло ЧП, – рассказывал Алексей Адамович. – Во время заправки грузовой машины взорвался бак с бензином. У водителя загорелась одежда. Когда его привезли к нам, около 75% кожного покрова тела имели ожоги II степени, были небольшие участки с ожогами III степени.

Весь персонал больницы взялся за спасение человека. Приглашенный из областной больницы врач-консультант после его осмотра сказал обреченно: «Чудес не бывает». Но чудо случилось. Юра – так звали водителя – выжил и до сих пор с благодарностью вспоминает своих спасителей».

Человек красит место

Второе назначение Алексея Адамовича оказалось еще более неожиданным, чем первое: ему предложили возглавить областной отдел здравоохранения. Точнее, его кандидатуру рекомендовали на эту должность, и ему оставалось только согласиться. Случилось это в марте 1957 года. Тогда Алексею Хуранову было всего 28 лет.

Несколькими месяцами раньше Черкесская автономная область была преобразована в Карачаево-Черкесскую, карачаевцы начали возвращаться в родные края (во время ВОВ в 1943 году их депортировали в Казахстан и Среднюю Азию, а в 1957 году реабилитировали – прим. ред.). Сразу же надо было браться за организацию работы по приему карачаевского населения. Люди возвращались из эпидемиологически неблагополучных регионов страны, соответственно, уровень инфекционной заболеваемости был высок. Эту проблему нужно было решать. Некоторые службы в области предстояло создавать с нуля, существующие – расширить и переоборудовать.

Одним словом, задач было множество, в отличие от возможностей, которые были весьма ограничены. Тем не менее, по всем направлениям удалось добиться существенных подвижек.

За девять лет работы Хуранова в области были введены в строй 17 объектов здравоохранения, построено несколько детских яслей, создано семь новых служб. Были ликвидированы как массовые заболевания дифтерия, полиомиелит, трахома, бруцеллез, значительно снижен уровень детской смертности и заболеваемости туберкулезом, гепатитом, кишечными инфекциями. Численность врачей увеличилась на 120 человек.

Решению многих задач препятствовали сложности субъективного характера, а именно разногласия с тогдашним партийным руководством области по некоторым принципиальным вопросам. Алексей Адамович смог отстоять свою точку зрения, основанную на интересах жителей области, но с должности ему пришлось уйти.

Однако опыт и знания Хуранова не могли остаться невостребованными. Ему предложили возглавить поликлинику города Черкесска. К тому времени она уже перешла в новое типовое здание, рассчитанное на 400 посещений в день. Алексею Адамовичу удалось убедить городские власти в необходимости решения важнейших задач, которые требовали значительных материальных ресурсов. Была приобретена современная медицинская техника, учреждение укомплектовали врачами.

Затем Хуранов навел порядок в работе всех подразделений, начиная с регистратуры. Очереди рассеялись. Время, отведенное для приема больных, стало использоваться более рационально. Внимательное и доброжелательное отношение к пациентам победило формальный подход к обслуживанию больных. Наставляя молодых специалистов, главврач любил повторять слова великого русского психиатра Владимира Бехтерева: «Если больному после беседы с врачом не стало легче – это не врач».

Алексей Хуранов руководил поликлиникой 36 лет. За эти годы она стала действительно ведущим звеном здравоохранения города. В этом – огромная заслуга главврача и коллектива, который он возглавлял.

Беспокойное сердце

Попечение о людях для Алексея Адамовича не ограничивалось заботой об их здоровье при исполнении врачебных обязанностей. Его отзывчивая душа не давала ему покоя, если человек рядом с ним нуждался в помощи. Это относилось не только к отдельным людям, но и к группам, коллективам, народам. Он был депутатом нескольких созывов Карачаево-Черкесского областного совета народных депутатов, Народного Собрания (Парламента) Карачаево-Черкесской Республики, Черкесской городской Думы. Хуранов был из тех, кто не просто носил депутатский мандат, но использовал свои полномочия: в советское время – для выполнения наказов избирателей, в постсоветское – для решения актуальных вопросов, стоявших перед депутатским корпусом.

Алексей Адамович Хуранов стоял у истоков абазинского национального общественного движения, был одним из активных деятелей общественной организации «Адгылара» («Единение», ныне – организация «Абаза» – прим. ред.), а в тяжелый для всей Карачаево-Черкесии 1999 год (тогда в ходе выборов главы республики возникло серьезное противостояние между народами республики – прим. ред.) возглавлял ее.

Во время Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 годов Алексей Хуранов принимал самое активное участие в организации сбора и отправки гуманитарных грузов из Карачаево-Черкесии в Абхазию.

После обретения Абхазией независимости его приглашали туда на все значимые мероприятия, и он, несмотря на почтенный возраст, посещал их, считая это своим долгом. Алексей Адамович пользовался большим уважением у руководителей Республики Абхазия и в среде общественного актива.

Память

Алексей Адамович Хуранов прожил долгую жизнь, насыщенную многими делами. Уже в преклонном возрасте, в канун своего 85-летия, он решил изложить свой жизненный путь на бумаге и издал книгу «Не просто быть врачом». Эта книга – и о деятельности первого дипломированного врача из числа абазин, отдавшего своей профессии 50 лет, и об истории развития здравоохранения в Карачаево-Черкессии. Издание зафиксировало имена многих, кто внес значительный вклад в этот процесс. В их числе, конечно, и сам автор.

Подводя итог прожитым годам, он пишет: «Я доволен жизнью. Мой выбор был не напрасным».