В жизни народной артистки Абхазии Софы Агумаа было многое: переполненные залы театров, овации, уход из театра и триумф ее учеников.

Арифа Капба

Будущая звезда абхазского театра Софа Агумаа родилась 20 декабря 1939 года в селе Дурипш Гудаутского района в семье Хинтруга Агумаа. Главной ее любовью,увлечением детских и юношеских лет стала народная музыка, песни и танцы. Отец превосходно играл на народном инструменте апхьарца. Ну а пели в этой семье все: сама Софа, братья Виктор и Руслан, который впоследствии станет композитором, сестры Люба, Велентина, Шура, Нуца. Уважение к народной песне и музыке вообще Софа Агумаа пронесла через всю жизнь. Музыкальность артистки стала частью ее сценической жизни и исполненных ею ролей.

Еще в школьные годы Софа решила: она непременно станет актрисой. В семнадцать лет поступила в Тбилисский театральный институт имени Шоты Руставели, училась в классе выдающегося актера, народного артиста СССР Акакия Хорава и профессора Акакия Пагава.

«Среди аксакалов»

В труппу Абхазского драматического театра Софа Агумаа была принята в 1960 году.

«Я досрочно сдала экзамены, приехала, меня тут же вызвали в театр, нужно было заменить на гастролях в Батуми одну актрису, и это поручили мне. Я даже не успела домой заехать, сразу на гастроли»,– рассказывает Софа Хинтруговна. Самой первой ее ролью стала роль ведущей хора в спектакле «Медея» по Еврипиду.

Юная актриса попала в среду самых первых абхазских актеров, что называется, корифеев театра, таких как Минадора Зухба, Азиз Агрба, Шарах Пачалиа, Иван Кокоскир, Лео Касландзия, Анна Аргун-Коношок.

Поначалу молодой Софе было даже страшновато что-то сказать в их присутствии. «Среди этих аксакалов открыть рот и сказать слово, знаете, это было не так просто, – вспоминает Агумаа, – Там были и молодые актеры – Коля Чиковани, Хута Джопуа. Их я тоже стеснялась, была скована».

Амиран Тания, Ваня Кокоскири, Хута Джопуа, не помню, Заира Анкуаб-Ермолова, Заур Чанба, ШалваГицба, Чуаз. Середина: Лида Гицба, Света Начкебия, Этери Когония, Софа Агумаа, Виолетта Маан, Света Дбар, Галина Марколия. Нижний ряд: Мажар Зухба, Нурбей Камкия, Олег Лагвилава, Ваня Царгуш, Серей Сакания, Нурбей Кишмария, Алеша Ермолов, Чинчор Джения
Амиран Тания, Ваня Кокоскири, Хута Джопуа, не помню, Заира Анкуаб-Ермолова, Заур Чанба, ШалваГицба, Чуаз. Середина: Лида Гицба, Света Начкебия, Этери Когония, Софа Агумаа, Виолетта Маан, Света Дбар, Галина Марколия. Нижний ряд: Мажар Зухба, Нурбей Камкия, Олег Лагвилава, Ваня Царгуш, Серей Сакания, Нурбей Кишмария, Алеша Ермолов, Чинчор Джения
© batal.livejournal.com
Справа налево: Сергей Сакания, Мажара Зухба, Нурбей Камкия, Этери Когония, Олег Лагвилава , Заира Анкуаб-Ермолова, Алеша Ермолов, не знаю, Виолетта Маан, Чинчор Джения, Заур Чанба, Света Начкебия, Галина Марколиа. Середина: Марица Пачалия, Арзаабейи Агрба, Шарах Пачалия, Минадора Зухба, Хута Джопуа , не знаю, Анна Аргун-Коношок, Азиз Агрба, Ясон Чочуа, Лео Касландия, Ваня Кокоскири. Сидят на ступеньках: Ваня Царгуш, Лида Гицба, Амиран Тания, Света Дбар, Имя забыл Чуаз, Софа Агумаа, Нурбей Кишмария
Справа налево: Сергей Сакания, Мажара Зухба, Нурбей Камкия, Этери Когония, Олег Лагвилава , Заира Анкуаб-Ермолова, Алеша Ермолов, не знаю, Виолетта Маан, Чинчор Джения, Заур Чанба, Света Начкебия, Галина Марколиа. Середина: Марица Пачалия, Арзаабейи Агрба, Шарах Пачалия, Минадора Зухба, Хута Джопуа , не знаю, Анна Аргун-Коношок, Азиз Агрба, Ясон Чочуа, Лео Касландия, Ваня Кокоскири. Сидят на ступеньках: Ваня Царгуш, Лида Гицба, Амиран Тания, Света Дбар, Имя забыл Чуаз, Софа Агумаа, Нурбей Кишмария
© batal.livejournal.com

Вспоминая то поколение актеров, первых актеров Абхазского драматического театра, в среду которых попала юная Агумаа, она не может скрыть своего восхищения и чаще всего произносит слово «гениальные»: «Я никогда не забуду, как они нас приняли, как тепло, как ласково, устроили большой банкет. Красавица Анна Бидовна Аргун-Коношок нас лично обслуживала за столом. А кто мы были такие-то, в сущности? Но нам не давали этого понять. Это был очень дружный театр, а на сцене они все были настоящими высококлассными партнерами. Помню, что даже один день без театра я скучала. Понедельник у нас был выходной, но все равно мы собирались у театра в парке на скамейках, сидели, общались, смеялись, а потом расходились. У меня душа болит, что такого я сегодня не вижу».

Нелюбовь к «говорящим» режиссерам

«Уверенности я и сейчас порой не чувствую. Уверенность зависит от того, с кем ты работаешь»,– говорит Агумаа, которой за долгую сценическую жизнь приходилось работать с самыми разными режиссерами. Среди них – Азиз Агрба, Шарах Пачалиа, Нелли Эшба, Дмитрий Кортава, Зурик Кове, некоторые иностранные режиссеры.

«Когда все время работаешь с одним и тем же режиссером, ты «штампуешься», и другую руку уже не можешь воспринимать, и поэтому мне повезло, что удалось поработать с самыми разными режиссерами»,– считает Агумаа.

При этом актриса особо подчеркивает, что никогда не любила «говорящих» режиссеров, и поясняет: «Некоторые режиссеры любят много говорить, показать, сколько всего они знают, как могут хорошо объяснить ту или иную роль, я этого не люблю. Вот возьмем медицину. Идешь к врачу, и он долго расспрашивает, как и что болело, что-то еще раз переспрашивает, а я люблю тех докторов, кто сразу понимает и выписывает рецепт. И режиссеров таких люблю – которые сразу дают рецепт. Такой была Нелли Ражденовна Эшба, таким был Митя Кортава (режиссер Дмитрий Кортава – прим. ред.).

К «говорящим» в своей собственной классификации актриса причисляет Михаила Мархолия: «Тяжело было с ним, он всегда неуверенно начинал, то так, то сяк, но я знала, что его постановка не провалится, что он знает, что делает, поэтому работала с ним. Он был очень талантливый, и всегда его постановки проходили с успехом, и потому я его терпела, и он меня терпел».

Роли –«сценические дети»

В одном из своих интервью Софа Агумаа сравнила сценические роли с детьми, которые рождаются прямо на сцене. И, по ее словам, она любит все свои роли, и удачные, и не очень, как мать любит каждого ребенка. Таких «сценических детей» у актрисы около семидесяти.

В качестве одной из самых любимых комедийных ролей Софа называет роль в спектакле «Абхазы мы, абхазы» по произведению Шоты Чкадуа. Спектакль был впервые поставлен 40 лет назад и шел тогда под названием «Кукла». В последние несколько лет эта постановка входит в репертуар Абхазского государственного молодежного театра, который основала Софа Агумаа.

«Этому спектаклю уже несколько десятков лет, но он все еще любим зрителями, нас спрашивают каждый раз: а когда он на сцене? Невероятно, что нам удается придумывать новые, яркие штрихи к этой постановке, обновлять ее. Ведь в театре как: зритель часто «идет по пятам», изучает спектакль досконально, и когда ты вводишь что-то новое, зал сразу реагирует, понимает это»,– отмечает Агумаа.

Другой своей удачной ролью в комедии сама актриса считает роль деревенской кумушки, заводилы и непременной участницы всех деревенских событий Тары Таразиа в постановке «А там, как хотите» по произведению Баграта Шинкуба.

Само появление ее героини на сцене вызывало взрыв веселья и на сцене, и в зрительном зале, отмечает искусствовед Алексей Аргун в своей книге, посвященной творческой жизни Софы Агумаа.

«Уморительны все ее церемонные жесты сельской скромницы – и то, как она утирает кончиками пальцев губы, и с каким лукаво-постным взглядом выслушивает давно ожидаемое признание в любви, и как кокетливо и важно выступает с зонтиком в руках».

Наряду с запоминающимися комедийными ролями, Софа Агумаа сыграла и по-настоящему гениальные трагедийные роли. Ярчайшая из них – роль Электры в одноименном спектакле по Софоклу.

Критические отзывы на «Электру» Абхазского театра появились даже в московских газетах. Так, известный московский театровед Гульченко в декабре 1979 года написал: «Простота и величие – эти две грани характера Электры с незаурядным мастерством воплощает в спектакле Софа Агумаа…За каждым ее жестом и взглядом – ощущение выстраданности, выношенности. Слова она произносит негромко, лишая их привычного декламационного благозвучия, чеканя их неровной пульсирующей интонацией. В общем рисунке спектакля героиня Агумаа – словно одинокая гордая птица. Ей судьбой предначертано отомстить за погубленную жизнь любимого отца, но кара должна постичь и мать Клитемнестру».

Спектакль бывал и на гастролях. Так, один украинский театровед пишет о Софе Агумаа в этой постановке: «Сцену узнавания Ореста Софа Агумаа проводит на высоком трагедийном накале, на самых рискованных и доступных только актеру большой внутренней силы переходах».

В одном из своих интервью Софа Агумаа признается, что счастье актрисы в том, чтобы сыграть как можно больше ролей, «играть роли, в которых можешь высказать свое задушевное и важное».

В 1989 года Софа Агумаа была вынуждена покинуть сцену Абхазского театра. На тот момент она играла здесь уже 29 лет. Долгий период вне стен родного театра актриса считает личной трагедией, ей сложно об этом даже вспоминать.

«Я была не одна с этим горем, – говорит Агумаа, – многие ведущие актеры театра ушли вместе со мной, например, Амиран Тания, Алеша Ермолов».

Вместе с актрисой из репертуара театра ушло сразу несколько спектаклей, в которых она играла главные роли.

Новые роли

Оторванная от главной театральной сцены Абхазии, Софа Агумаа все равно не могла сидеть, сложа руки. Ее талант и энергия нашли новое русло для деятельности. Актриса начинает переводить на абхазский язык произведения Фазиля Искандера, занимается их инсценировкой, адаптируя их для одного исполнителя. Так, в 1989 году Агумаа создала моноспектакль «Харлампий и Деспина» по произведению Фазиля Искандера, успешно гастролировала с ним, бывала и в Москве, и в Кабардино-Балкарии.

Творческие идеи Софы Агумаа также получили воплощение на телевидении. С ее участием в качестве режиссера-постановщика, сценариста и актрисы были сняты короткометражные телефильмы – «Он, она и их друг», «Куда теперь его деть?», «Татчка и Кишуард», «Любимая Б». Эти полюбившиеся зрителям работы транслировались в эфире Абхазского телевидения.

Актриса снималась и в большом кино. Среди самых ярких ее ролей – работы в фильмах «Время счастливых находок», «Белый башлык», «Колокол священной кузни», Колчерукий».

В ее частном театре «Время», открыть который помог супруг, известный меценат Виктор Джениа (Абаза), проходили театральные вечера, ставились спектакли. Особенно популярным стал так называемый «Вечер смеха и слез». В постановках участвовала сама Софа Хинтруговна, ее коллеги, ушедшие вместе с ней из драмтеатра, а также молодые актеры – воспитанники Агумаа.

Еще одно большое дело – театральный факультет при Абхазском государственном университете. Открыть его Софе Хинтруговне посоветовал ее большой друг, доктор искусствоведения, профессор Алексей Аргун. Идею поддержали ректор университета Алеко Гварамия, в правительстве дали добро. Первый набор студентов на «факультет Софы Агумаа», как его прозвали в народе, произошел в 1998 году. А в 2014 году Агумаа, ее выпускники и коллеги создали Абхазский государственный молодежный театр.

«У молодежного театра уже есть свой зритель, нас любят, к нам целенаправленно ходят, и мы стараемся работать, хотя не могу сказать, что всегда комфортно. Мы уже поставили около десяти спектаклей»,– отмечает Агумаа.

Сегодня молодежный театр дает спектакли на сцене Абхазского государственного драматического театра имени Самсона Чанба. Софа Агумаа вернулась в любимый театр, и не одна, а со своими воспитанниками.

Актеры молодежного театра обожают свою вдохновительницу и учителя Софу Хинтруговну. Она для них – и муза,и пример для подражания, и просто ценный друг и советчик. Каждый из них считает большим подарком судьбы находиться рядом с ней, – большой актрисой, которую уже сейчас можно назвать «живой легендой» Абхазского театра.