Преподаватель абхазского языка в Абхазском культурном центре в Стамбуле Дали Сандзава рассказала нашему корреспонденту о своих учениках, поделилась, что главная проблема сегодня – это отсутствие хороших учебников, и призналась, что, наблюдая за успехами своих подопечных, она теперь твердо уверена – выучить абхазский с нуля можно даже во взрослом возрасте. 

Беседовала Астанда Ардзинба.

- С осени прошлого года в Абхазском культурном центре в Стамбуле вы ведете курсы абхазского языка. Что представляют собой эти уроки и как много людей их посещает?

- По субботам мы занимаемся с детьми, в среду со взрослыми, в этот день занимается сразу несколько групп подряд. Все они – представители абхазо-абазинской диаспоры в Стамбуле. Мы подстраиваемся под рабочий график наших учащихся. Потому по средам встречаемся после рабочего дня и засиживаемся здесь до ночи. Курсы посещает более сорока человек. Но желающих присоединиться немало. Меня постоянно спрашивают, будет ли новый набор в следующем году. Но пока ответа на этот вопрос у меня нет.

Самой младшей моей ученице шесть лет, самым старшим ученикам уже за шестьдесят. Группы делятся не только по возрастному критерию, но и по принципу знает язык или начинает с азов. Не мало среди взрослых учеников тех, кто хорошо знает абхазский, но не умеет писать и читать. 

Каждый урок длится два часа, но и после занятия люди не спешат расходиться. Для них это единственная возможность изучить свой родной язык. 

- Ваша детская группа, которую мы наблюдали, судя по всему, делает успехи. Ребята неплохо изъясняются на абхазском. 

- Мы с ними приступили к занятиям в ноябре прошлого года. За пять месяцев они научились писать и читать. Они могут перевести прочитанное, рассказать о себе, о своей семье, своем хобби, знают и любят стихи абхазских поэтов. Сложнее дается грамматика, но и с ней потихоньку справляемся.  

Я очень волновалась, что детям наскучат занятия. Но все восемь ребят, которые начинали заниматься с самого начала, посещают уроки до сих пор. Никто из них курсы не оставил. 

- По каким учебникам вы занимаетесь?

- У меня сразу несколько пособий, из которых я собираю различные упражнения, исходя из того, что больше подойдет моим группам. Основной учебник – это абхазский язык за третий класс для русских школ. Составители Ажиба и Кортава, издание 2014 года. Учебник, разработанный для русских школ, наиболее удобен для изучения. Другие пособия, которые выпущены в Стамбуле, менее продуманы, задания и слова сложны для тех, кто начинает с азов, методика преподавания оставляет желать лучшего. 

Я сама перевожу все задания на турецкий. Так и выходим из ситуации в условиях, когда программы обучения абхазскому языку для турецкоговорящих не существует. У нас одна книга на всех, мы ее ксерим и распространяем. Уже скоро нам нужно идти дальше, но учебников за четвертый и далее классы нам пока не удалось достать. Мы об этом сообщили в Абхазию и очень рассчитываем на содействие министерства образования в этом вопросе. 

- Достаточно ли для группы одного занятия в неделю? 

- Мы были бы рады и чаще встречаться. Но у детей школа, а у взрослых работа. Потому встречи по субботам или после работы – это все, что мы можем себе позволить. 

Курсы абхазского языка проходят и в других дернеках (центрах), в том числе Гунда Анкуаб ведет курс в кавказском центре в Стамбуле, Оксана Тарба в городе Инейгуль, Элис Аргун в Адапазар. Девушки были направлены в Турцию из Абхазии, однако их курс, который был рассчитан на год, завершается уже в этом месяце. Мои маленькие ученики просят продлить занятия и на летний период, когда в школе у них каникулы, и они более свободны. Потому здесь мы будем заниматься до августа. 

- Турецкий алфавит создан на основе латиницы, абхазский на киррилической основе, учащимся приходится с нуля учиться писать. Доставляет ли это дополнительные трудности? В то же время долгое время в среде диаспоры был распространен абхазский алфавит на латинице. Какого варианта вы придерживаетесь?

- Мы работаем с тем вариантом алфавита, который используется в Абхазии, то есть на кириллической основе. Больших сложностей в изучении письменности ни у детей, ни у взрослых не возникает. 

- Дали, вы большую часть жизни прожили в Абхазии, за годы жизни в Турции удалось ли в полной мере привыкнуть к местным реалиям? 

- Я здесь уже около семнадцати лет. Мой супруг был одним из первых представителей диаспоры, кто приехал в Абхазию получать высшее образование. Там мы познакомились и жили первые пять лет брака. После переехали в Стамбул. Мой сын одинаково свободно говорит на абхазском, турецком и русском языках. Он учился в русской школе при российском консульстве в Стамбуле. 

В семье мы разговариваем между собой на абхазском, для меня это принципиальный вопрос. Я понимаю, как сложно сохранить язык в чужой стране и в огромном мегаполисе, потому и стараюсь изо всех сил. Проблем с тем, чтобы выучить турецкий нет, достаточно выйти на улицу, а абхазский надо уберечь, над ним надо работать. 

- Приходилось слышать, что абхазская молодежь в Турции потеряла родной язык. Если старшее поколение на абхазском говорит, хотя писать и читать не умеет, то молодежь не знает и азов.

- Так и есть. Я в этом убедилась на примере своих учеников. Те, кому за сорок, язык знают, но те, кто помладше – уже нет. Это произошло потому, что старшие выросли в селах, где абхазы жили компактно. Однако лет сорок-тридцать назад начался отток людей из сел в город. Это происходит до сих пор. В больших городах компактное проживание невозможно и дети растут в турецкоговорящей среде. В итоге начинают говорить и думать по-турецки. Для них единственная возможность приобщиться к родной культуре и изучить родной язык – это посещение Абхазского культурного центра. 

- Бывали ли ваши ученики в Абхазии? 

- В упражнениях часто встречаются географические названия, и дети спрашивают, а где находится Гагра, а какой город красивее Гагра или Сухум? Все оттого, что большинство из них в Абхазии никогда не были. Я стараюсь рассказывать об Абхазии, о ее традициях и истории, знакомить с канонами Апсуара. 

В этом году мы решили лучшего ученика детской группы отправить летом в Абхазию. Однако, когда об этом узнали в министерстве по репатриации в Сухуме, то запросили список всех восьми учеников. Вероятно, в этом году ребята впервые поедут в Абхазию. 

- А с абхазской литературой они знакомы? Знают, кто такой Дмитрий Гулиа?

- Гулиа они знают. Учить абхазский язык и не знать о нем невозможно. Однако с абхазской литературой они, конечно, не знакомы. На турецкий она не переводится. Если и есть переводы, достать их крайне нелегко. 

- Существует стереотип, что абхазский язык настолько сложный, что выучить его невозможно.

- Неправда. Не скрою, я сама так долгое время думала, пока на практике не убедилась в обратном. Выучить абхазский вполне реально за несколько лет. Мои ученики заметно продвинусь в изучении. С лексикой у них нет проблем, трудности возникают с грамматикой. 

Мы занимаемся два часа в неделю, но все остальное время находимся на связи. У нас есть общая группа в мессенджере, где мне задают вопросы, возникающие при выполнении домашнего задания. Стараюсь оперативно отвечать и разбирать любую тему.