20 мая исполнилось бы 105 лет Народному артисту Советского Союза Шараху Пачалия. К этой дате инфопортал ВААК подготовил очерк о его жизни и творчестве.

Саид Барганджия

История абхазского народа – это, в первую очередь, история жизни лучших его представителей, многих из которых уже нет в живых, но их наследие и по сей день – народное достояние. В ноябре 2000 года ушел из жизни выдающийся абхазский актер Шарах Пачалия – ему было 86 лет. Вместе с ним ушла целая эпоха того самого абхазского актерского колорита. Даже сегодня уже известные и давно закрепившие за собой авторитет артисты как-то особенно отзываются о плеяде первых актеров государственного драматического театра, в которую входил и Пачалия. Сегодня ему исполнилось бы 105.

Траектория восходящей звезды

Он родился 20 мая 1914 года в селе Аацы Гудаутского района. Там, в селе, прошло все его детство. Оно было наполнено школьными театральными постановками, футболом по вечерам с друзьями, беззаботными мальчишескими играми. Тогда казалось невообразимым, что этот мальчишка из Аацы покорит полмира, став народным артистом Советского Союза.

Свой актерский путь Шарах начал в театральной студии в Сухуме. Там одним из его педагогов стал знаменитый деятель абхазской национальной культуры Кондрат Дзидзария. Потом Пачалия учился и нарабатывал мастерство в театральной студии при Тбилисском театре имени Шоты Руставели. В целом же стать актером ему было предначертано судьбой. Каждая роль последующей актерской карьеры Шараха станет свидетельством его невероятного таланта. А этих ярких ролей – как в театре, так и в кино – у него будет множество.

Первое же знакомство Пачалия с абхазским зрителем состоялось в 1931 году. Тогда он, молодой студент, сыграл одну из главных ролей в постановке Самсона Чанба «Киараз».

«Я его стеснялась и даже побаивалась»

Об актере сегодня с теплотой, радостью и нескрываемым уважением вспоминают его «коллеги по цеху», ныне зрелые и заслуженные, а когда-то – молодые, начинающие свой театральный путь и встретившие на нем, раньше или позже, знаменитого Шараха.

Народная артистка Абхазии, художественный руководитель Молодежного театра Софа Агумаа познакомилась сначала с творчеством Пачалия, а уже потом, через много лет, и с самим Шарахом.

Его игру она впервые увидела еще совсем девчонкой. Театральная труппа, в которую входил Шарах, разъезжала с гастролями по деревням Абхазии, а Софа Агумаа жила в селе Дурипш Гудаутского района. Узнав, что к ним приехали актеры из театра, они с подругами, как вспоминает Агумаа, «не раздумывая пошли на спектакль».

«Конечно, я знала о нем – кто тогда не знал Шараха! Я была покорена его игрой», –улыбается актриса.

Спустя несколько лет Агумаа поступила в театральный университет, где и состоялась ее вторая встреча с Шарахом. Но более близкое знакомство произошло лишь спустя годы, когда Софа окончила университет и устроилась на работу в государственный театр, где играл Шарах.

«Вместе с Шарахом Пачалиа я сыграла во многих спектаклях. Он был невероятный партнер. Он был старше, я его стеснялась, что уж скрывать, даже побаивалась. Он был очень строгий. Но на сцене он знал, как поддержать. С ним играть вместе было одно удовольствие. Больше всего мне запомнился спектакль «Король лир» [по Уильяму Шекспиру], я играла его дочь», – рассказывает Софа Агумаа.

Пачалиа был любимцем абхазской публики и срывал самые громкие овации. Одна из полюбившихся зрителем ролей, также по произведению Шекспира – это роль Яго, одного из центральных персонажей пьесы «Отелло».

«Шарах играл так, что каждая его роль доходила до самого сердца. Зритель его понимал, зритель ему верил», – заключает Софа Агумаа.

«Смотреть спектакль приезжали из других республик СССР»

После завершения театрального института из Тбилиси приехал и устроился работать в Государственный абхазский драматический театр еще один известный абхазский актер Шалва Гицба.

«Нас очень тепло встретили, – вспоминает он. – Уже тогда одним из корифеев театра был Шарах Абзагович. С этих дней я был все время в контакте с ним. Он был ведущим мастером нашего театра. Он – великий актер, единственный абхазский актер, получивший такое высокое звание как Народный артист СССР».

Гицба и Пачалия вместе играли в том же спектакле «Король Лир», о котором упоминала Агумаа. По признанию Гицба, это был один из лучших спектаклей театра.

«Шараха особенно выделяли в этом спектакле. Он действительно гениально играл. Посмотреть этот спектакль приезжали из других республик СССР, о нем писали самые известные театральные критики Советского союза, высоко оценивая игру Шараха Пачалиа», – поясняет Шалва Гицба.

Всего за свою карьеру Пачалия сыграл более 150 разноплановых ролей. Помимо выступлений на сцене, он с 1939 года сам ставил спектакли, написал для театра несколько пьес: «Большая свадьба», «Гунда».

В 1940 году получил звание народного артиста Абхазской АССР. Спустя 15 лет, в 1955 году, ему было присвоено звание Народного артиста Грузии. В 1966 году Пачалия вернулся в Абхазский драматический театр имени Чанба, и в 1976 году стал его директором, проработал до 1988 года.

И дед, и отец, и кумир

Особенным человеком в жизни Шараха Пачалия была его единственная внучка Марица Кучава – а тот ей был «вместо отца». Сегодня Марица живет и работает в Сухуме. Когда любимого дедушки не стало, ей было 16 лет.

«Почти 20 лет прошло, но до сих пор боль утраты не получается восполнить. Он мне заменил отца», – рассказывает молодая женщина, и на ее глаза наворачиваются слезы. Несмотря на то, что дед был к ней очень строг, он ее очень любил, поясняет она.

По словам внучки, Шарах Пачалия и во всем, и ко всем был очень строгим, ответственным.

«Для него недопустимо было ждать. Они с бабушкой вместе ездили на работу. Если он заводил машину, а бабушка все не выходила, он мог подождать не больше нескольких минут и уехать. Таким вот он был», – улыбается Марица.

Она говорит, что дед был очень порядочным и очень любил свой театр, с которым объездил много стран. А некоторые эпизоды из жизни и впрямь свидетельствуют о нем не только как о неординарном актере, но и как о неординарном человеке.

«Мама рассказывала, что, когда ему присвоили звание Народного артиста Советского Союза, его к себе пригласил Борис Адлейба (советский и абхазский государственный и партийный деятель, первый секретарь Абхазского обкома КП Грузии в 1978-1989 годах – прим. ред.) и сказал, что ему за заслуги вручена квартира в центре Сухума. Дедушка отказался, объяснив это тем, что у него есть дом, есть машина, а у многих его актеров жилья нет», – рассказала внучка.

По словам Марицы, быть внучкой известного артиста – одно удовольствие.

«Я ходила на его спектакли. Я обожала его. Он и правда был моим кумиром. Но это не единственная причина, по которой быть внучкой артиста так замечательно. У нас всегда дома было много гостей. Представляете – много актеров за одним столом. До сих пор помню эти вечера», – делится Кучава.

Театральный кружок и домашние сценки

После окончания Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 годов Шарах Пачалиа отрыл театральный кружок в Ткуарчале.

«Конечно, это были непрофессиональные актеры, но все они с душой играли. Для послевоенного Ткуарчала это было грандиозное событие. Люди ходили [на спектакли]. «Старые» ткуарчальцы до сих пор помнят. Этот театр работает и сегодня», – рассказывает Марица.

По стопам своего дедушки она не пошла, но признается, что в детстве «актерские данные проявлялись». Так говорил ей дед.

«Это было практически сразу после войны (ОВНА – прим. ред.). Когда все собирались, приходили дедушкины друзья. Я устраивала маленькие спектакли. Всегда хотела рассмешить дедушку», – рассказывает она, и снова вспоминает о том, что, несмотря на добрый нрав, Шарах был «строгим» – например, к ее матери.

«Мама вспоминает, что дедушка часто отсутствовал. Был на гастролях. Но всегда был строг, контролировал [ее] и интересовался [ее жизнью]. Это со мной стал немного, совсем немного мягче», – улыбается Марица.

Строгий, талантливый, ответственный, порядочный, отзывчивый, трудоспособный – это лишь та малая часть эпитетов в адрес Шараха Пачалиа, которая может сложить образ этого выдающегося, глубокого, яркого человека. Шарах Пачалиа – пример таланта и скромности. После себя он оставил будущим поколениям самобытный мир абхазского театра и кино.