Сергей Багапш останется в истории современного абхазского государства как его лидер, при котором Россия и ряд других стран признали независимость Республики. 4 марта второй президент Абхазии отметил бы свое 70-летие. К этой дате инфопортал ВААК публикует очерк о нем – харизматичном политике и ярком человеке.

Арифа Капба

Сергей Багапш родился 4 марта 1949 года в Сухуме в семье Василия и Сусанны Багапш. Это была простая абхазская семья, хлебосольная: здесь всегда радушно принимали гостей. Из семейной истории известно, что прадед Сергея был одним из немногих, кому удалось вернуться на родину после вынужденного переселения абхазов в XIX веке, а его дед позже выбрал местом жительства село Джгерда – это место потом очень любил и Сергей Васильевич. Сам он родился в Сухуме, окончил сухумскую школу №10 и поступил в Грузинский институт сельского хозяйства (ГИСХ). С юности Багапш занимался баскетболом, великолепно играл в эту игру и даже был капитаном сборной Абхазии по баскетболу.

Молодость, карьера и грузинские «пряники»

Стремительный карьерный рост Сергея Багапш начался еще в молодые годы в различных комсомольских и партийных организациях. В 1978 году он был назначен заведующим сектором информации ЦК ЛКСМ Грузии (Центральный комитет Ленинского коммунистического союза молодежи – прим. ред.), по совместительству — заведующим отделом рабочей и сельской молодежи ЦК ЛКСМ Грузии. Тогда-то, а вернее, даже раньше, в 1976 году, Багапш познакомился с одним из ближайших своих друзей и человеком, с которым они будут работать бок о бок на протяжении всей жизни – Нузгаром Ашуба (экс-спикер абхазского парламента – прим. ред.).

В конце 1970-х они вместе находились в Тбилиси и, по воспоминаниям Ашуба, тогда же столкнулись со своеобразной «партийной практикой».

«Какого-то притеснения не было, даже наоборот: к нам (абхазам – прим. ред.) подчеркнуто хорошо относились, – вспоминает Нузгар Ашуба. – Молодые люди-грузины, которые работали там с нами, десятки лет ждали квартир, а нам чуть ли не насильно давали, [мы] отказывались по несколько раз. Шеварднадзе (Эдуард Шеварднадзе –грузинский политический деятель и президент Грузии в 1995-2003 годы – прим. ред.) уже был тогда первым секретарем ЦК компартии Грузии. Я знаю, что много раз Сергей Васильевич бывал у него в кабинете, и я бывал, он мог даже так показательно позвонить и пригласить на чашку чая. Там нас в чем-то пытались убеждать и все такое прочее. Это была далеко идущая политика Грузии, из части «пряника».

Партийный секретарь за рулем трактора

В 1982 году 34-летнего Сергея Багапш избрали первым секретарем Очамчырского райкома партии: ему достался один из самых больших районов Абхазии. Рассказывая о степени ответственности Сергея Багапш на этом месте, Нузгар Ашуба приводит в пример показательный случай.

«Тогда усиленно контролировали простой вагонов на станциях, — вспоминает он. — Приезжаю я как-то в Очамчыру, спрашиваю, где Багапш, и мне говорят, [что] он на вокзале. Пошел я туда и нашел там Сергея Васильевича, который взялся выполнить работу стропальщика – человека, который цепляет стропы за груз».

Багапш вообще очень уважал физический труд и просто обожал сельскохозяйственную технику (по специальности второй президент Абхазии – агроном – прим. ред.). В родной деревне Джгерда в свободное от дел время он с большим удовольствием помогал соседям убирать кукурузные поля, сидя за рулем трактора.

К нему с большой теплотой относились все соседи, которые часто собирались у него во дворе под большим навесом, угощались, общались, пользовались его гостеприимством. Многие из тех, кто хорошо знал Сергея Васильевича, отмечают, что он был по-настоящему близок простым людям, умел запросто поговорить и с крестьянином, и с чиновником, уважая достоинство и того, и другого.

В самые первые дни Отечественной войны народа Абхазии Сергей Багапш (тогда – первый заместитель председателя Совета министров Абхазии – прим. ред.) оставался в Сухуме для того, чтобы посодействовать безопасному выселению людей из города.

После Сергея Багапш отправили в Москву, откуда он занимался поставками оружия и другой необходимой помощи Абхазии.

В послевоенное время, в 1995 году, первый президент Абхазии Владислав Ардзинба назначил Сергея Багапш первым вице-премьером Республики, а с 1997 по 1999 год Багапш занимал премьерский пост. Тогда граждане Абхазии впервые после войны начали получать небольшую зарплату, и был сформирован бюджет Республики.

«Челночная дипломатия» второго президента

На первых в современной истории Абхазии альтернативных президентских выборах в 2004 году победу одержал Сергей Багапш, который был кандидатом от объединенной оппозиции. Результаты голосования вызвали сомнения у оппонентов, и Багапш согласился на повторные выборы, поскольку общество чуть было не дошло до опасной черты противостояния. В 2005 году состоялись повторные выборы, на которых Сергей Багапш выступил в тандеме с Раулем Хаджимба (Багапш баллотировался в президенты, а Хаджимба — в вице-президенты – прим. ред.). Так в январе 2005 года Багапш был избран президентом, а Хаджимба стал вице-президентом.

Времена президентства Сергея Багапша многие называют эпохой «челночной дипломатии». Багапш так часто выезжал за пределы Республики и так масштабно занимался налаживанием контактов, что у абхазов даже появился анекдот на эту тему: «Президент Абхазии с краткосрочным визитом прибыл в Абхазию».

«У него было удивительное качество сходиться с людьми, — утверждает Нугзар Ашуба, который во время президентства Багапш занимал пост председателя Народного Собрания Республики. — У Сергея Васильевича были изумительные отношения со многими российскими министрами: даже те, кто вначале относился к нему отчужденно, поддаваясь его харизме и доброму отношению, быстро становились его друзьями и партнерами. Благодаря хорошим личным отношениям ему часто удавалось решать вопросы «по звонку». Часто оппоненты президента сводили все достижения Багапш к фразе «он везунчик», но чтобы всегда везло, надо много работать».

Именно «челночная» политика Багапш, его постоянные поездки в Москву, по мнению Ашуба, привели к тому, что с 2006 года в Абхазию стали официально идти потоки финансовой помощи. Багапш как никто другой понимал, что двери не откроются, если в них не стучать. И они открывались: в России у абхазского лидера сложилась хорошая репутация, его уважали.

70 интервью за две недели

Такому отношению значительно способствовал тот факт, что Сергей Васильевич никогда не отказывал в интервью ни одному журналисту, ни одному изданию, всегда с большим вниманием относился к представителям СМИ. Таким образом, в канун признания независимости Республики у Абхазии появилось мощное лобби в российской прессе.

О работе с Багапш и об отношении второго президента Абхазии к СМИ вспоминает журналист Алхас Чолокуа, который с 2005 года занимал должность заместителя председателя Управления средств массовой коммуникации при президенте Абхазии: «Сергей Васильевич хорошо понимал значение СМИ. Особенно это проявилось в период, предшествовавший признанию Абхазии, когда Республика находилась в центре внимания не только российских, но и зарубежных СМИ. К нам приезжали журналисты из Европы, дальнего зарубежья, из Америки, очень авторитетные издания, крупные телекомпании. Если вспомнить события в Кодорском ущелье (военная операция российских и абхазских войск по освобождению Кодорского ущелья во время вооруженного конфликта в Южной Осетии в 2008 году – прим. ред.), когда президент-главнокомандующий был крайне занят, проводил совещания с военными, давал личные указания, бывал в воинских частях, встречался с дипломатами, вел переговоры, — то даже в такой период он всегда находил время для общения с прессой. Когда бы я ни обращался к нему по просьбе представителя того или иного издания, я заходил к нему, заранее зная, что он не откажет в интервью. Он хорошо понимал, что [успешная] информационная война так же важна, как победа военная. Я лично подсчитал, что [как-то] за две недели он дал порядка 70 интервью».

Некоторые подробности признания независимости

26 августа 2008 года независимость Абхазии признала Российская Федерация. Это важнейшее для граждан Абхазии событие, которое произошло в период президентства Сергея Багапш, складывалось под влиянием определенных поворотов и решений.

Накануне признания, рассказывает Нузгар Ашуба, у политического руководства Абхазии появились разведданные о том, что с грузинской стороны в приграничных местах идет усиленное наращивание боевых сил. Тревогу также вызывало Кодорское ущелье, на территории которого находилось несколько грузинских бандитских формирований.

«Они (грузинская сторона – прим. ред.) строили план: разделить Абхазию по реке Мачара и бомбить Сухум сверху, — рассказывает Ашуба. — В августе 2008 года планировали напасть не на Южную Осетию, а на Абхазию. Как только это выяснилось, Багапш начал ездить в Москву, стучал во все двери и добился того, что количество миротворцев увеличилось с двух тысяч до трех тысяч, их дополнили спецназом, вот тогда у нас и появились посты в Ходжале, в Арасадзыхь, словом, укрепили наши границы. И грузины, увидев, что бесполезно «лезть» сюда, поменяли план и направление удара».

В том же 2008 году по приказу главнокомандующего вооруженными силами Абхазии Сергея Багапш было полностью освобождено Кодорское ущелье, за эту фактически бескровную, но очень важную стратегическую операцию он удостоился звания Героя Абхазии.

По рассказу Нузгара Ашуба, после освобождения Кодора политические лидеры Абхазии и Южной Осетии были приглашены в МИД России, где им предложили создать конфедерацию Абхазии и Южной Осетии и дали время подумать.

«Все это время у Сергея было ужасное настроение, потому что на конфедерацию мы согласиться не могли, — вспоминает Ашуба. — Через неделю Медведев (Дмитрий Медведев – президент РФ в 2008-2012 годы – прим. ред.) отдыхал в Сочи, куда поехали Багапш и Кокойты (Эдуард Койкоты – второй президент Республики Южная Осетия – прим. ред.). Там <Медведев> спросил их, согласны ли они с тем планом, который им был предложен в Москве. На что Сергей Васильевич сказал — а Эдуард Кокойты [его] поддержал, — что принять это предложение не может, даже готов вернуться в Сухум и сложить с себя полномочия президента. Медведев отметил, что знал это, и там же сказал, что уже через неделю Россия признает независимость двух государств».

Через несколько дней Багапш и другие руководители Республики были приглашены в Москву на заседание двух палат российского парламента, Государственной думы и Совета Федерации, где единогласно было принято решение о признании Абхазии и Южной Осетии.

«Это был триумф, — вспоминает Нугзар Ашуба. — Когда решение было принято на ура, там присутствовали наши братья из Северного Кавказа, представители республик, все радовались за нас, поздравляли. Я помню, как 85-летний председатель парламента Южной Осетии Знаур Гассиев (председатель парламента республики Южная Осетия в 2004-2009 годах – прим. ред.) встать не смог, но взял меня за руку и сказал: «Неужели я дожил до этого?» И прослезился».

«Никогда бы не сделал того, что повредило бы Абхазии»

В декабре 2009 года Сергей Багапш был избран президентом Абхазии на второй срок. В 2010 году впервые абхазская государственная делегация посетила с официальным визитом другие страны, признавшие ее независимость – Венесуэлу и Никарагуа.

В 2011 году Сергей Васильевич Багапш побывал в Турции по приглашению абхазской диаспоры, но к тому времени президент был уже болен. Позже врачи признали, что у него рак легких. В мае 2011 года Сергея Багапш прооперировали в Москве, впоследствии он впал в кому, из которой так и не вышел.

«Я не хочу его идеализировать, у него, как и у всех, были ошибки, — подводит итог своему рассказу о друге и соратнике Нугзар Ашуба. — Но наше государство тогда только начинало строиться, мы многого не знали и не умели. Возможно, что-то можно было сделать лучше, но я точно знаю, что никогда он умышленно не сделал бы ничего такого, что повредило бы интересам Абхазии».

Этот год для Сергея Васильевича юбилейный: если бы он был жив, ему исполнилось бы 70 лет. В Республике запланирован ряд памятных мероприятий по случаю этой даты.

Нузгар Ашуба, вошедший в комиссию по празднованию юбилея, в заключение сообщил, что среди мероприятий – отдельная научно-практическая конференция, которая подробно осветит успехи и достижения второго президента Абхазии Сергея Багапш.

Смотреть фотоленту этого события >>